В 2005–м году, по окончании концертного турне «Reality tour», Дэвид Боуи объявил, что больше не будет заниматься музыкой, и, в течение прошедших после этого 8 лет не позволял в этом усомниться (одна песня, спетая в 2007–м на благотворительном концерте дуэтом с Алишей Кис — не в счёт). И, по–хорошему, было понятно, что это заявление вряд ли исполнимо, но чтобы вот так — спустя 8 лет, в день своего 66–летия, обнародовать сразу новый альбом (который за 3 месяца до релиза занял 1–е место в чарте iTunes), новые песню и клип (над которыми я, 45–летний мужик, уже неделю реву белугой)… Невероятное ощущение — через 30 после того, как ты впервые почувствовал это 14–летним подростком, понять, что Боуи — величайший артист на планете Земля. Ну и, конечно, какое же бесконечное уважение к человеку надо иметь, чтобы во времена, когда каждый заслуживающий внимания альбом появляется в сети задолго до дня выхода, ни один музыкант, звукорежиссёр, техник и сторож не пропалился о том, что Боуи пишет новый альбом… Короче, all hail the king!!!

Если бы весь альбом был в таком духе, было бы круто, потому что это дух «берлинской трилогии» — Heroes/Low/Lodger (1977–1979) — наверное, самого значительного, что Боуи сделал в плане творчества. Я — тру фан, тем не менее спокойно отношусь к (пред)последним 4–м альбомам, записанным после 1995–го года, равно, как и к экспериментам в Tin Machine. В том–то и штука, что человек, который, начиная с 50–летия последовательно старел в творческом плане (несмотря на свой отличный внешний вид), приняв свою физическую старость выдал вещь такой глубины, какой у него не было больше 30 лет, с тех пор, как он решил стать большой поп–звездой с Let’s dance. И про эту «точку дрожащей рукой» уже неделю пишут все главные немузыкальные издания мира, и не в разделе «новости», а в разделе «аналитика», а букмекеры принимают ставки по нескольким позициям. И Guardian уже написала, что это «самый идеальный камбэк за всю историю рок–н–ролла», с чем я согласен, потому что тут не про то, что «смотрите, как я ещё крепок» и не про «даёшь рок–н–ролл, детка», а про «жизнь, вселенную и всё такое». Это художественное высказывние невероятной мощи, и меня этой мощью снесло напрочь.

 

Tagged with →  

2 Responses to Дэвид Боуи и Where Are We Now?

  1. Ann:

    Я ничего против Боуи не имею, и его вклад в музыку сложно переоценить, но если честно, то что по ссылке — слабовато для того что бы этим можно было восторгаться. Если весь альбом в таком духе, то лучше бы он сдержал обещание, потому, что пропереться от этого смогут только труЪ фанаты его творчества, с радостью поглощающие каждый звук исходящий по его велению, а независимые слушатели вряд ли смогут так же восторженно оценить этот альбом. Первое что отметил, это уже сильно постаревший и дрожащий, откровенно слабый голос. Уши у него видимо тоже уже не те — в плане композиции все норм — но это восьмидесятые, такое ощущение что «потерял нюх». Я конечно понимаю что винтаж сейчас это модно, но… Видимо перерыв не пошел ему на пользу. А может когда он говорил что не будет заниматься музыкой уже понимал, что тяжеловато уже ебашить на прежнем уровне, а тут решил таки напоследок поставить точку дрожащей рукой.

    На объективность не претендую.

  2. Аноним:

    Продюсер британского рок–музыканта Дэвида Боуи Тони Висконти заявил, что при написании нового альбома «The Next Day» артист вдохновлялся средневековой историей Англии и современной историей России. Об этом он рассказал в интервью газете The Guardian.

    По словам Висконти, такие источники вдохновения, как ни удивительно, отлично подходят для написания рок–песен. «Заглавная песня альбома — ‘The Next Day’ — написана о жизни некого тирана, пока опишем ее так — сказал продюсер. — Вообще пластинку вы будете переслушивать не по разу, в ней много смыслов».

    В интервью The Guardian Висконти призвал не судить об альбоме по синглу, написанному в элегическом тоне. По его словам, «The Next Day» вышел эклектичным, с пятью бойкими роковыми треками, остальные песни пластинки описаны им как «таинственные и вызывающие воспоминания». «Людей сбило с толку звучание ‘Where Are We Now?’, — пояснил он. — Боуи кажется старым и каким–то хрупким, но он хотел казаться беззащитным на этой вещи. В остальных песнях его голос гремит в полную силу, как на альбоме ‘Heroes’, — так громко, что я даже убегал от него во время записи».

    По сообщению NME, сингл Дэвида Боуи «Where Are We Now» вошел в топ–10 британского хит–парада впервые за почти 20 лет. За первые пять дней продаж он разошелся в 30 тысячах копий, сингл оказался на шестом месте в хит–параде.

Добавить комментарий