В прошлом году был на его концерте. Сибирский здоровяк, невероятно живой и располагающий к себе.
Да что ж это творится-то?
Мы идём в тишине

image

 

Tagged with →  

7 Responses to Светлая память Вадиму Кузьмину

  1. Alzblack:

    Покойся с миром, Дима…

  2. HohLt:

    второй звонок перед апокалипсисом блин

  3. OniSnow:

    Очень мощный человек был. Когда впервые его услышал, поверить не мог, что это все та же бескомпромиссная Сибирь, где вот это все, спрашивается, — раздирание рубах на груди, исступление и запределье? Впрочем, потом я это тоже услышал. А так — сидит здоровый человек, светлый, добрый, слегка покачиваясь, почти мурлычет почти детские песни, вкрадчиво и ласково. Хотя и надрыв там был, и боль, и смерть, и много чего — только все как-то по-своему, по-лукичевски. Потом на каком-то странном квартирнике, на который пришли 5 человек, познакомились — располагал к себе мгновенно. Сидели на кухне, пили почему-то херес, общались. Был там еще Сват из «Территории», хороший приятель Лукича. Вадим смотрел-смотрел на него, потом протягивает Свату свою гитару — распишись, говорит, на ней, на память. Сват удивился — чем распишусь-то, да и гитара-то хорошая же, жалко! Да вон, ножом накорябай что-нибудь. Сват сопротивлялся, но нацарапал в результате что-то вроде «Петровичу от братухи Свата». Лукич взял инструмент, посмотрел на него, и неожиданно говорит: «А давай я тебе ее подарю». И подарил. Как-то так все у него было, не от мира сего. Приедет с гастролей, в гости к кому-нибудь зайдет, да так там половину гонорара в результате и оставит. На гостинцы.

    Как-то раз сидели у нас, до утра, изо всех сил, что есть мочи. С утра ему на поезд в Воронеж. Еле спать уложили. Поезд проспали, конечно. Потом долго-долго ехали на вокзал, покупали билет, стояли на перроне. Погода была пасмурная, ноябрь, кажется, как вот сейчас. Говорить тогда не хотелось. А с тех пор и не общались толком. Я его как-то даже побаивался слегка. Слишком уж он добрый был для нашего мира, так не бывает. Он еще при встрече всех своих знакомцев обнимал всегда. Имени мог не вспомнить, но обнять — это закон. Не для эпатажа, а просто вот так, иначе не умел. Весело и страшно, больно и смешно.

  4. SilZero:

    Золотая лань в кольце.
    Три негромких отголоска.
    Я иду — в моей душе
    Тихо скрипнуло оконце.

  5. HohLt:

    Кончились патроны

  6. NiaFcuk:

    Нет Егора, нет Лукича. Чувствую себя осиротевшим.

Добавить комментарий